Среда, 14.11.2018, 21:26
Инфопроект
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Разделы новостей
Последние новости [12]
Юмор [17]
Непознанное [17]
Публикации [1]
Оружие [9]
Это интересно [45]
Загадки истории [12]
Софт [0]

Главная » 2009 » Март » 8 » Тайна острова Оук (2)
Тайна острова Оук (2)
14:22
  6.   ПРОЧИЕ СОИСКАТЕЛИ. 
   
  Наверняка лидер новоявленной компании был уверен в том, что клад еще не найден, иначе он ни за что не согласился бы возглавить это безнадежное предприятие. Однако все достижения Риггса на поприще кладоискательства на Оуке ограничились исключительно находкой отверстия водоводного туннеля, которое обнаружилось в Денежной шахте на глубине 34 м. Однако ни заделать его, ни тем более откачать воду из шахты рабочим "Галифакса" не удалось. Пробыв на Оуке лишь одно лето (1867 г.), экспедиция собирает манатки и возвращается обратно в Галифакс. Зато впервые за всю историю кладоискательства на острове умы посещавших его людей наконец-то занял весьма разумный вопрос: ЗАЧЕМ эта шахта со всеми ее хитроумными приспособлениями? КТО это все соорудил? И С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ? 
  Конечно, никаких сомнений в том, что в шахте хранятся именно сокровища, ни у одного здравомыслящего человека никогда не возникало. Однако становилось ясно, что хранящееся под островом богатство столь огромно, что на его стражу пришлось поставить силы целого океана. Но кто же автор этого хитроумного проекта? До сих пор об этом с точностью не мог сказать никто. 
 

Некоторые теоретики кладоискательства, в сферу внимания которых попал Оук, всерьёз стали отвергать идею о том, что сокровище на острове зарыли именно пираты. Пиратам, утверждали они, совершенно незачем было прятать свои деньги так глубоко и с помощью таких хитроумных средств, требующих к тому же доскональных знаний в области гидротехники, горного дела и прочих. Даже если бы какой-нибудь пиратский капитан и умудрился отхватить очень большой куш, то вряд ли ему удалось бы уговорить команду рыть в течение многих месяцев туннели, чтобы создать так называемый "пиратский банк". А размеры "захоронения" на Оуке и расчет на его долговременность чужды пиратской психологии. Эксперты как-то подсчитали, что для того, чтобы выполнить весь объем работ - выкопать шахты, прорыть и облицевать тесанным камнем туннели, соорудить водосборную "губку" - с помощью инструментов ХVII или ХVIII века потребовались бы усилия по меньшей мере ста человек, трудившихся ежедневно на протяжении шести месяцев! 
  Может быть эти эксперты и загнули, но, можно думать, что ненамного. Другие гипотезы тоже не выдерживали критики, например, гипотеза о том, что на Оуке были зарыты 900 тысяч фунтов стерлингов, якобы присланных из Англии британскому гарнизону, осажденному американской повстанческой армией в Нью-Йорке в 1778 году, хотя в пользу этого предположения и свидетельствовали некоторые факты - хотя бы возможность наличия у англичан толковых инженеров и рабочих, которыми не располагали пираты, если бы вознамерились произвести подобные работы. Однако опять же - "городить огород" ради 900 тысяч фунтов, какими бы большими деньгами они на то время не казались? Да к тому же если они имели вполне официальное происхождение? 
  С 1867 года на Оуке побывало множество экспедиций, и каждая из них открывала что-то новое, но все они действовали так напористо и неумело, что скорее отдаляли разгадку тайны, чем приближали её. Так, одна из экспедиций, проводившая свои изыскания в 1896-м году, продолжала бурить дно затопленной шахты, и в один прекрасный день бур на глубине 70 метров нащупал наконец "сундуки", утерянные "Синдикатом Труро". Вытащив сверло на поверхность, исследователи обнаружили прилипший к его грани кусочек пергамента с проступившими на нем и написанными чернилами от руки двумя буквами: " w " и " i ". Стали гадать, что это: обрывок шифровки с указанием, где искать сокровища, или фрагмент описи клада? Но продолжение текста не н ашли, как, впрочем, и самих сокровищ. 
  В начале нашего века почва в районе Денежной шахты была настолько изрыта и пропитана подземными водами, что очередная экспедиция, про которую тут вполне уместно упомянуть, с большим трудом обнаружила предмет своих изысканий. Это была так называемая "Компания по поиску затерянных кладов", основанная в 1909 году, с уставным капиталом в 250 тысяч долларов, и в состав компаньонов которой входил и будущий президент США Франклин Д. Рузвельт. Рузвельт, который осваивал в ту пору адвокатскую профессию в Нью-Йорке, считал, что на Оуке спрятаны сокровища французской королевской семьи, оценивающиеся в 20 миллионов долларов и вложил в дело 5 тысяч долларов личных сбережений, рассчитывая получить с них 4000 процентов прибыли. За два года упорных поисков компания истратила все свои деньги и покинула остров ни с чем. Сам Рузвельт потом об этом никогда не вспоминал, страшась насмешек со стороны своих избирателей, но он тогда имел реальную возможность разбогатеть, если бы в поисках загадки Денежной шахты пошел совсем по другому пути. Но тогда вся современная мировая история сложилась бы совершенно иначе, потому что разбогатев, Рузвельт наверняка не стал бы президентом Соединенных Штатов, тогда как известно, в качестве президента он сыграл в этой истории ключевую роль. 
  Еще почти через полвека, в 1955 году, на острове появились буровые установки компании под названием "Техасский нефтепромышленный синдикат". Эта экспедиция путем сверхглубокого бурения обнаружила под островом обширные карстовые полости, затопленные морской водой. В 1965 году на острове работает, а затем и погибает еще один изыскатель - Роберт Ресталл. Вместе с ним в шахте утонул его сын и еще два человека, кинувшиеся их спасать. Но трагический финал этой экспедиции, а также многих других, о которых речь пойдет дальше, не останавливает любителей наживы. 
  В следующем после гибели Ресталла, 1966 году, на Оуке появляется некий Роберт Данфилд, инженер, он имеет в своем распоряжении капиталы одной из портлендских строительных фирм и привозит с собой целую дивизию тяжелых бульдозеров и грейферных экскаваторов. Для этого ему пришлось соединить Оук с материком дамбой длиной в несколько миль! Этот самый Данфилд разворотил Денежную шахту до такого безобразия, до какого до него еще не умудрялся разворотить никто. Шахта превратилась в самый настоящий кратер шириной в сорок, а глубиной в тридцать метров. Бульдозеры Данфилда изрыли прилегающую территорию вдоль и поперек, экскаваторы понаделали траншей общей протяженностью около ста километров! Однако и портлендский инженер тоже не добился абсолютно никаких результатов, разве что превратил всю восточную часть острова в лунный пейзаж. И вот тут на остров как раз и прибывает человек, который, в отличие от Данфилда в частности и других копателей в целом вполне способен сопоставить желаемое с действительным, и с именем которого связано открытие совсем уж загадочное и ошеломляющее... 7.  ОТКРЫТИЕ ДЭНИЕЛА БЛЭНКЕНШИПА. 
   
  Дэниел Блэнкеншип, сорокадвухлетний бизнесмен из Майями, прибыл на Оук с экспедицией Данфилда, и даже некоторое время был компаньоном знаменитого "бульдозериста". Когда портлендский инженер разорился, Блэнкеншип оформил права продолжения работ на себя, а затем с помощью финансов некоего Давида Гопкинса из Оттавы основал компанию "Тритон эллайенс", уставной фонд которой составлял более 500 тысяч долларов. Но Блэнкеншип, к удивлению многих, новые шахты рыть не спешит, а подобно знаменитым исследователям Фишеру и Стеньюи погружается в недра архивов и принимается за изучение всяческих старинных документов. Он листает пожелтевшие от времени дневники предшествующих экспедиций, рассматривает старинные карты, и наконец его внимание останавливается на зашифрованных надписях, которые были высечены на обнаруженных еще Мак-Гиннисом камнях. Самих камней, правда, к 1967 году и след простыл - первый остался в воспоминаниях еще в самом начале ХIХ века, а второй исчез из краеведческого музея в Торонто в 1927 году при невыясненных до конца обстоятельствах - зато остались сделанные с этих надписей копии.  
 

С помощью нанятых криптографов Блэнкеншипу удается, как ему самому кажется, расшифровать надписи. Сведения, содержащиеся в них, помогают ему вкупе с открытием "Техасского нефтепромышленного синдиката" определить направление дальнейших поисков. Тут стоит остановиться на том, что же именно вычитал Блэнкеншип в этих шифровках...
  На первом камне, который когда-то показывала Мак-Гиннису вдова Летбриджа, был начертан по латыни такой текст: 
   
  "Вход в шахту искать на норд-норд-вест от основного ориентира". 
   
  Второй камень, откопанный в 1814 году на глубине 25 метров в Денежной шахте, содержал в себе более подробную информацию: 
   
  "Золото опущено на расстоянии 160+180 футов отсюда"... 
   
  Блэнкеншип сопоставил эти сведения с результатами изысканий экспедиции 1955 года и сообразил, что теперь "ковырять" Денежную шахту не имеет никакого смысла, а следует установить буровую установку в пятидесяти метрах (160 футах по тексту) к северо-северо-западу от Денежной шахты ("основного ориентира") и попытаться проникнуть в карстовые пещеры, наличие которых было выявлено техасцами. Глубина залегания клада, если до конца верить составленным неведомо кем шифровкам, будет иметь 85 метров от поверхности острова, или же 180 заявленных на камне футов... 
  В августе 1969 года Блэнкеншип принимается наконец за бурение. В точке, указанной в шифровке, он заложил шпур под обозначением "10Х" и смонтировал над ним установку. На глубине 65 метров его бур уперся в скальное основание острова, но исследователь на этом не останавливается, и продолжает бурить дальше. Через некоторое время скважина достигает подземной пещеры, заполненной водой, и рабочие тотчас начинают эту скважину расширять. Они загоняют в нее металлические обсадные трубы диаметром 70 сантиметров, и на следующий день Блэнкеншип опускает в пещеру на тросе портативную камеру для того, чтобы посмотреть, что в этой пещере делается... Впрочем, тут вполне уместно предоставить слово самому исследователю, описавшему это событие в своем дневнике более точными словами: 
   
  "...Я устроился в затемненной палатке у экрана монитора, а три моих помощника возились с лебедкой снаружи. Когда камера дошла до заветной полости (имеется в виду карстовая пещера - А. Б. ) и стала поворачиваться там, освещая пространство вокруг себя прикрепленным к ней осветителем, я увидел большой, прямо-таки ОГРОМНЫЙ ящик, стоящий посреди пещеры. "Вот он, сундук с сокровищами!" - мелькает у меня в голове. Но расслабляться мне пришлось недолго. Я тут же увидел нечто такое, что заставляет меня позабыть о сокровищах и закричать, призывая в палатку помощников. Взглянув на экран, они тоже замирают в оцепенении: прямо перед оком телекамеры плыла... человеческая рука! Да-да, человеческая кисть, отсеченная по запястье! В этом можно было поклясться! 
  Однако, невзирая на свое состояние, я не произносил ни слова, ждал, что скажут мои свидетели. Вдруг они все же ничего не увидят? Вдруг у меня от беспрерывного напряжения последних дней и ночей начинаются галлюцинации? Но тут Гленн закричал: 
  - Что за чертовщина, Дэнни? Никак человеческая рука? 
  Я схитрил. 
  - Ну да?.. - внутренне ликуя, усомнился я. - А может перчатка? 
  - Черта с два перчатка! - вмешался Ритчи. - Вон, все кости у этой дьявольщины можно пересчитать! 
  ...Когда я опомнился, было уже поздно. Рука исчезла из фокуса телекамеры, а о фотографировании изображения никто в первый момент не подумал. Потом я много раз делал снимки с экрана. На одном из них видны "сундук" и размытое изображение руки, а на другой можно различить очертания человеческого черепа! Однако та чёткость, с которой рука была увидена в первый раз, впоследствии ни разу не была достигнута... 
  Я прекрасно осознавал, что снимки - это еще не доказательство. Хотя я уверен, в существовании и сундука, и руки, и черепа, но убедить в этом других я так и не смог. Любой фоторепортер поднял бы меня на смех, уж кому-кому, а им хорошо известно, что такое фототрюки. И потому я пришел к нелегкому решению САМОМУ спуститься в шпур и поднять на поверхность хоть какое-нибудь доказательство!" 
   
  Однако спуск человека в 70-сантиметровый колодец на глубину восьмидесяти метров - дело отнюдь не легкое, и даже очень рискованное, а потому его пришлось отложить аж до следующего лета... 
  В 1970 году Блэнкеншип снова прибывает на остров, и на этот раз с легководолазным костюмом и прочим подводным оборудованием. Три раза он спускался в карстовую пещеру, и все три раза без особых результатов. Вода в пещере оказалась настолько мутной, что ее не пробивает даже мощный прожектор, спущенный в шахту вместе с исследователем. Была предпринята и четвертая попытка, но тут с Блэнкеншипом происходит что-то непонятное: когда он выбирается из трубы, на его лице написан такой ужас, что помощники пугаются больше, чем сам аквалангист. Один из самых ближайших сподручных американца - Крис Стимсон, впоследствии вспоминает, что Блэнкеншип, ничего никому не объяснив, приказал немедленно взорвать шпур, поспешно свернуть экспедицию и забыть об Оуке на веки вечные... 
  На острове Блэнкеншип и на самом деле больше не появляется! 
  Обескураженный плачевными результатами поисков и необъяснимым поведением компаньона, Гопкин подает на американца в суд, но ничего не добивается. Полмиллиона долларов, выделенных на многолетние исследования, истрачены впустую, а загадок только прибавилось. Тогда Гопкин пытается отыскать других компаньонов - он намерен пробурить на острове еще одну скважину и добиться наконец того, чего не добился Блэнкеншип, а ведь по мнению Гопкина, его компаньон был так близок к цели! 
  Заинтересованное в продолжении работ на Оуке лицо находится довольно быстро - это некий Клайв Шеффилд - английский кладоискатель, наживший свои миллионы на реализации золота и драгоценностей, найденных им на борту затонувшего испанского галеона "Ла Монкада" в 1961 году. Компаньоны разворачивают бурную деятельность по набору и подготовке кадров для новой экспедиции, но в самом начале нового, 1971 года они оба погибают в авиакатастрофе. 
  Несколько лет после своего загадочного бегства с Оука Даниэль Блэнкеншип безвылазно сидит в своей Флориде, но в марте 1975 года вдруг делает неожиданное заявление в прессе о том, что под Оуком нет никаких сокровищ. "Но они там БЫЛИ! - утверждает он. - Причем БЫЛИ еще в нашем столетии! И я догадываюсь, кто их прибрал к рукам, но об этом еще рано говорить, потому что следует еще раз все проверить. И я вполне серьёзно уверяю вас - все догадки и легенды, возникающие вокруг острова и его тайны, меркнут по сравнению с тем, о чем догадываюсь я..." 
  Что имел в виду Блэнкеншип - сказать трудно. Через три дня после своего сенсационного заявления исследователь погибает во время самого заурядного ограбления магазина, в который он весьма неудачно зашел "за хлебом и колбасой". Следствие не установило между заявлением Блэнкеншипа и его гибелью абсолютно никакой связи. Просто он подвернулся грабителям под руку, вот и все дела. Но как бы там ни было, а до сих пор на Оук с момента смерти Гопкина и Шеффилда не высадилась ни одна более-менее примечательная экспедиция. Была, правда, предпринята попытка со стороны одной японской компании по производству электронного оборудования ("Хикоки Мансю"), но в 1983 году руководство компании неожиданно заявило о своем банкротстве, на том дело и закончилось.

8.  ХРОНОЛОГИЯ. 
   
  Итак, богатая история Оука вполне законно позволяет считать, что с этим островом и на самом деле связано нечто более значительное, чем просто какой-то там банальный клад, пусть и невероятной величины. Об этом весьма красноречиво говорит и количество необъясненных, а в некоторых случаях и загадочных смертей, произошедших с исследователями острова начиная со второй трети нашего столетия. Хронология этих смертей была тщательно оформлена, и вот какая картина предстает перед нами: 
   
  1930 год - смерть трех рабочих в результате пожара на электрогенераторной станции, после чего объем работ пришлось значительно сократить. Инцидент имел место в экспедиции Карла Гуаскара. 
   
  1935 год - пожар в бараке рабочих, при котором в дыму задохнулись двадцать человек. Экспедиция компании "Transcontinental Express". 
   
  1938 год - взрыв склада взрывчатых веществ, при котором погиб заместитель руководителя экспедиции Гамильтона - Эдмунд Ченслер, незадолго перед смертью сделавший заявление, что 59-й шурф, намеченный им, значительно приблизит тайну Оука к разгадке. Кстати сказать, этот самый шурф 59 предполагалось пробурить как раз в том месте, где 31 год спустя заложил свой знаменитый "ШПУР 10Х" Блэнкеншип. 
   
  1939 год - загадочная смерть жительницы Оука - некоей Дафны Селлерс, приходившейся правнучкой тому самому Селлерсу, которого обнаружили мертвым в Денежной шахте в 1865-м году... Свидетельства тех лет донесли до нас интересную легенду, и согласно этой легенде сорокалетняя женщина шпионила за экспедицией Гамильтона и получала за это деньги от некоего Бриггса, майора канадской армии, который впоследствии был обвинен властями в шпионаже в пользу Германии и долгое время скрывался на французской военно-морской базе на острове Микелон возле Ньюфаундленда, пока эта база не перешла в руки "свободных французов". Миссис Селлерс обнаружили 10 мая недалеко от своего дома с простреленной головой. В это время на острове работала американо-мексиканская экспедиция "Хардинг и Наварес", не имевшая к предыдущей экспедиции Гамильтона абсолютно никакого отношения. Следствие в тот момент убийцу не выявило, как и оружия, из которого был произведен роковой выстрел, но "Хардингу и Наваресу" пришлось свернуть все работы, тем более что исследования, проводимые этой компанией, уже давно зашли в тупик... 
   
  1940 год - недалеко от Оука канадским патрульным самолетом была потоплена немецкая подводная лодка, номера которой установить не удалось. Нескольких выбравшихся после крушения на берег немецких моряков перестреляли из охотничьих ружей местные жители, но при немцах не было обнаружено совсем никакого оружия, и на расспросы комиссии по поводу того, что же заставило мирных обитателей острова расстрелять безоружных людей, они не смогли дать никакого вразумительного ответа. Чуть позже с того же самого патрульного самолета вблизи острова была замечена другая подводная лодка, но уничтожить ее не удалось. (*2). 
   
  1960 год - несколько аквалангистов из ливерпульской Водолазной Ассоциации, попытавшихся обследовать подводную часть берега острова, бесследно исчезают, и никаких сведений об их судьбе нет до сих пор. 
   
  1963 год - загадочная смерть в Галифаксе руководителя работающей на Оуке экспедиции бельгийской ювелирной компании "Монс-Рубе" Робера Лебьежа. По официальной версии - Лебьеж по своей собственной неосторожности вывалился из окна десятого этажа административного корпуса здания фирмы "Харрингтон", с которой намеревался подписать контракт на поставку некоторых деталей для привезенного бельгийцем из Европы водолазного кессона. 
   
  1965 год - смерть исследователя Роберта Ресталла в вырытой им шахте на берегу Бухты Контрабандиста. Ресталл с семьёй - жена и два взрослых сына - прибыл на Оук за шесть лет до трагического финала, и бурил остров, пытаясь найти ключ к тайне водоводных каналов. Долгое время попытки его приблизиться к этой тайне успеха не имели, но в мае 1965 года он, руководствуясь какими-то только ему известными данными, вырыл новую шахту и обнаружил в ней очередной камень с высеченной на ней очередной надписью. На другой день он по какой-то не совсем понятной причине упал в эту шахту и утонул, вместе с ним погиб его сын и двое рабочих. Все это происходило буквально на глазах десятков туристов, шляющихся по острову круглые сутки, но никто из них помочь в тот момент не смог. Камень самым загадочным образом исчезает сразу же после трагедии, и с надписи на нем не успели даже сделать копии. 
   
  Далее следуют загадочные смерти Гопкина, Шеффилда и Блэнкеншипа. Помимо этого можно выделить еще некоторые загадочные происшествия, выпавшие на этот период, но речь о них - впереди. 
  Итак, начать расследование загадки Оука было необходимо прежде всего с вещей, наиболее доступных современному исследователю. Между смертью Селлерса, произошедшей в 1865 году и пожаром на электрогенераторной станции в 1935-м, на острове Оук не было зафиксировано никаких таинственных происшествий. Согласно имеющихся данных историю кладоискания на острове следовало разбить на три основных периода. Первый период начинался в 1805 году и заканчивался ровно через 60 лет. Второй охватывал на пять лет больше и заканчивался в 1930-м. Третий, самый короткий (1930-1965), интересен больше всего. Конечно, не совсем объяснимые смерти людей происходили и в течение первого периода (Джон Мак-Гиннис, например, Роберт Летбридж, Уильям Селлерс), но определенно ясно, что начинать надо вовсе не с них. 
  Как уже говорилось, перед исследователями стояли две задачи - во-первых, необходимо было выяснить, кто именно являлся автором клада, и во-вторых получить сведения о том, кому этот клад, по утверждению Блэнкеншипа, в конце концов достался. Естественно, нельзя было быть уверенным в справедливости заявления Блэнкеншипа до конца, однако это заявление, как ни крути, приходилось принимать во внимание прежде всего. И потому именно над вопросом "КОМУ ДОСТАЛОСЬ ЗОЛОТО?" исследователям пришлось поломать голову в первую очередь... 
    
  9.   "ДЕШИМАГ ФРАНКФУРТ". 
   
  Если попытаться навести кое-какие справки об экспедициях, работавших на Оуке непосредственно перед экспедицией 1930 года, во время которой сгорели трое высококвалифицированных рабочих, то можно сразу же получить весьма интересные результаты. В мае 1929 года разрешение на проведение поисковых работ получила германская фирма "Дешимаг Франкфурт". Информация о специфике проводимых этой экспедицией на Оуке работ крайне скудна. Удалось установить только, что в отличие от всех других экспедиций, действовавших на острове до и после "Дешимага", все оборудование, снаряжение, рабочих и даже провизию фирма привезла с собой прямо из Германии - с материком у экспедиции не было абсолютно никаких контактов. Все контакты участников экспедиции с местным населением были сведены к минимуму, место работ было огорожено высоким забором и колючей проволокой, и тщательно охранялось многочисленной вооруженных винтовками охраной с собаками и прожекторами. 
  Изыскательские работы продолжались до сентября того же, 1929 года, а после их окончания, результаты которых до сих пор неизвестны, экспедиция погрузилась на корабль, тот, на котором и приплыла, и покинула остров. По рассказам местных жителей, перед самым убытием экспедиции на территории восточной части острова, занятой странной концессией, целый день и всю ночь гремели мощные взрывы. Можно было предположить, что рабочие пробивают новые штольни, но когда кладоискатели убыли восвояси, то семейство Селлерсов, пожелавшее взглянуть на место работ, обнаружило только взорванные шахты. Пришельцы сожгли даже бараки, в которых жили рабочие, и увезли с собою всю колючую проволоку. Нашли изыскатели клад, или нет - оставалось загадкой. Селлерсы не обнаружили абсолютно ничего, что позволило бы им судить об успешности проведенных работ. Хоть в какой-то газете и промелькнуло сообщение о том, что экспедиция на Оуке ничего не нашла, все это было очень странно. 
  Загадочность, окружавшая германскую экспедицию 1929 года, была способна воодушевить любого любителя всяческих тайн. Тем более что это была последняя экспедиция второго отмеченного периода, обошедшегося без гибели его участников. Но так ли это было на самом деле? Секретность, с которой производились эти на удивление быстрые "раскопки" не позволяла сделать вывода о характере работ, и тем самым - о степени безопасности применяемых методов. Официальные канадские и британские документы той поры не приводят никаких данных, словно на Оуке орудовала не иностранная концессия, а свое собственное министерство обороны. Эти документы ограничиваются простой констатацией факта заключения договора между представителями "Дешимаг Франкфурт" на проведение изыскательских работ и заключении о выполнении германской стороной всех правил и норм, отмеченных в договоре. Найден был клад на самом деле, или нет - это, по всей видимости, канадские власти сильно не интересовало. 
  Однако это заинтересовало газетчиков, в первую очередь американских, но и тут можно столкнуться с поразительной завесой секретности. Поднятая вдруг нью-йоркскими и бостонскими газетами шумиха вокруг результатов поисков германской экспедиции так же внезапно и улеглись, и все газеты, как ни в чем не бывало, переориентировались на недавно прошедшие выборы американского президента Гувера, а также обрушившийся на Америку и Европу мощный экономический кризис... 
  Теперь предстояло навести справки о самой фирме "Дешимаг Франкфурт". Однако, как и следовало ожидать, все архивы этой фирмы оказались утерянными, было известно только, что фирма эта была основана во Франкфурте в 1928 году, но штаб-квартиру имела почему-то в Гамбурге. За год своей "деятельности" она мало чем себя проявила, и вскоре тихо "скончалась". Не требовалось большого ума, чтобы понять, что "Дешимаг" был фиктивным предприятием. Возникал вопрос - КТО стоял за всем этим предприятием? 
  Но ни в одном официальном документе той поры не было обнаружено ни намека на таинственного организатора экспедиции за сокровищами Оука. Однако удалось отыскать упоминание о корабле, на котором экспедиция прибыла на Оук. Согласно канадским документам, судно называлось "Гамбург" и было грузовым пароходом водоизмещением в 10 тысяч тонн. Однако в списках Ллойда 1929 года я парохода с таким названием не числилось, из чего можно было заключить, что название это было либо фальшивым, либо корабль не числился в списках торгового флота Германии, а был военным. И то, и другое было очень вероятным, только придавало всей экспедиции совершенно противоположные статусы. Если корабль имел подложные документы, то из этого следовало, что вся экспедиция от начала и до самого конца была предприятием чисто мошенническим, и это как нельзя лучше объясняло такую короткую жизнь представившей его фирмы. Но если же корабль военный, то дело представлялось в совершенно ином свете. В этом случае получалось, что экспедиция на Оук представляла интересы целого государства, причем она была организована именно правительством, потому что в мирное время флот сам по себе вряд ли смог осуществить такую сверхсекретную акцию, независимо от того, какие цели он преследовал. Но тогда факт этой самой сверхсекретности порождал самый главный вопрос: зачем? ЗАЧЕМ ВСЁ ЭТО НУЖНО? 
  И на самом деле - зачем правительству одного государства понадобилось идти на риск скомпрометировать себя в результате весьма возможного провала самой настоящей аферы, имеющей целью ввести в заблуждение правительство другого государства по вопросам, столь далеким от проблем большой политики, как попытка присвоить себе чужую собственность? В ту пору неустойчивой и в политическом, и в экономическом плане Германии опасно было вести столь рискованные игры с государством, от которого в определенном смысле зависело ее существование - не будем забывать, что Канада, хоть и формально, но все же находилась под властью британской короны, а ее граждане были подданными еще могущественной Британской империи. Нет, тут что-то другое - может быть речь идет о какой-то совместной канадско-германской операции? В таком случае все следы всё равно вели в Гамбург. 
   
     
  10.   "НЕМЕЦКИЕ КОРНИ СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ". 
   
  Как уже упоминалось, в 1929 году "Франкфурт Дешимаг" располагалась в Гамбурге. Это была одна из многих торговых фирм, процветавших в ту пору в Германии, они учреждались и прогорали сотнями и даже тысячами в каждом немецком городе, и конец почти всех их без исключения наступил в начале 30-х, в самый разгар всемирного экономического кризиса. Но, как быстро выяснилось, "Дешимаг" прекратил свою деятельность отнюдь не по причине этого самого мирового кризиса. Он исчез совершенно внезапно, не то чтобы без причин, но и без повода даже, если, конечно, не считать этим поводом потери средств, выделенных ею на экспедицию в Новую Шотландию 
  В свете предстоящего расследования может показаться очень странным, что делами кладоискания в то трудное время занялась именно торговая фирма, а не специально созданное для этого акционерное общество, как обычно в таких случаях принято. Акций "Дешимаг" не выпускал никаких, и вся внутренняя власть была сосредоточена в руках одного человека - директора Дитриха Клаузена. За время своего короткого существования фирма не провернула почти ни одной более-менее заметной сделки, оправдывающей появление на ее счетах довольно крупной суммы в сто тысяч дойчмарок, которые ушли по контракту некоему Юлиусу Бреггеру, взявшемуся за проведение изыскательских работ на острове Оук. 
  В документах не было зафиксировано, как повлияла на благополучие фирмы деятельность этого самого Бреггера, но то, что сам директор Клаузен не остался внакладе в результате этой сделки, выяснилось очень быстро, стоило только навести некоторые справки об этом человеке. Если и до создания "Дешимага" Клаузен был не из бедняков, то новый, 1930 год он встретил владельцем целого курортного комплекса в Австрии. Впрочем, через несколько лет, незадолго до присоединения Австрии к Третьему рейху, он спешно аннулировал все свои дела в Европе и отбыл от греха подальше - в Америку, где его следы, к сожалению, затерялись. Так что "банкротство" гамбургской фирмы никак не повлияло на благосостояние ее директора, даже наоборот, и это еще больше говорит в пользу того, что в 1929 году клад на Оуке все же был найден. Только вот КОМУ ИМЕННО он достался? Не Клаузен ведь воспользовался плодами деятельности Бреггера! Да и вряд ли сам Бреггер возглавлял всю эту затею - совершенно очевидно, что за его спиной стояли более могущественные силы. 
  Только вот что это за силы? 
  На данном этапе расследования следовало заняться этим загадочным Бреггером, что называется, вплотную. Было понятно, что Клаузен был простым "зиц-председателем Фунтом", то есть "подставным", как и вся его фирма. С Бреггером же дело обстояло совсем иначе. Наверняка этот Бреггер был непосредственным исполнителем воли своих настоящих хозяев. Однако на его след напасть долго не удавалось, из чего следовало, что БРЕГГЕР - это не настоящая фамилия этого проходимца. И все же нашелся документ, который очень помог в дальнейшем расследовании. За четыре года до создания "Дешимага" Бреггер "засветился" еще в одном деле - его подпись стояла на одном сопроводительном документе, хранившемся в портовых архивах Штеттина. Согласно этому документу, Бреггер являлся представителем немецкой фирмы "Зеебрюген", зафрахтовавшей для перевозки сельскохозяйственной техники в СССР пароход под названием "Эдмунд Гуго Стиннес". 
  ...Сейчас уже многим любителям отечественной истории хорошо известно, что за с/х техника перевозилась именно 28 июня 1925 года на этом пароходе из Штеттина в Ленинград. Это были закупленные для секретной германской авиашколы в Липецке 50 голландских истребителей "Fokker-DXIII". Связанной жесткими ограничениями Версальского мира Германии во что бы то ни стало нужно было и дальше развивать свой военный потенциал, и самой подходящей страной для создания военно-учебных центров в тот момент была только Россия, с которой немцы и заключили в 1922 году в Рапалло в рамках Генуэзской мирной конференции договор "о дружбе и сотрудничестве". Через три года был подписан ряд соглашений о создании в Липецке немецкого учебно-боевого подразделения под названием "Москва". Одновременно в Казани был создан учебный танковый центр "Кама" и испытательный центр по боевому использованию отравляющих веществ "Томка" в Вольске. Договоры предусматривали обучение в школах не только немецких военных специалистов, но и советских, а также подготовку советского технического персонала. Первый груз для липецкой базы и был отправлен летом 1925 года на пароходе "Эдмунд Гуго Стиннес"... 
  Так вот, оказывается, куда может занести любопытство к тайнам сокровищ острова Оук! На каком-то этапе к разгадыванию этой интересной загадки подключился и немецкий историк Герберт Фрейзер, автор вышедшей в 1989 году монографии "Немецкие корни советской авиации". Фрейзер слыл специалистом в вопросах создания немецких военных школ в СССР в те годы, и с его помощью удалось довольно быстро отыскать следы Бреггера у нас в стране. Фрейзер и на самом деле встречал фамилию "коммерсанта-кладоискателя" не только в связи с закупкой первых самолетов для Липецка в Голландии, и информация, которой он владел, позволила выйти на лицо, которое связывало советский Липецк и канадский Оук самым непосредственным образом! 
   
   11.   КАРЛ ОППЕЛЬБАУМ. 
   
  Как известно, первым идею о военном сотрудничестве Советской России и проигравшей мировую войну Германии высказал Карл Радек, член ЦК РКПБ, попавший в феврале 1919 года за "экспорт" революции (участие в восстании небезызвестных "Спартаковцев") в берлинскую тюрьму Маобит, где, очевидно, у него и родились планы будущего союза. В декабре 1919-го Радек вернулся в Москву и поделился своими соображениями с руководством, в первую очередь с Лениным и Троцким. С немецкой стороны творцами русско-германского союза стали военачальники рейхсвера (название вооруженных сил Германии в период 1919-35 г. г.) - Г. фон Сект, В. Ратенау и другие. В 1925 году в Россию хорошо организованными "толпами" стали прибывать немецкие военные, и среди них было немало затесавшихся под видом специалистов шпионов Коминтерна. Не доверяя своим новоиспеченным союзникам, Сталин приказал немецким коммунистам взять все предприятие под жёсткий внутренний контроль. Так, закупка первых "фоккеров" помимо Бреггера велась при непосредственном участии майора рейхсвера Отто фон Лерцера, того самого Лерцера, который много лет спустя разделил участь своего шефа - Эрнста Тельмана. Помощниками Лерцера были небезызвестные Сигмар Штефке и Франц Оттомайер, расстрелянные штурмовиками СС в том же Маобите после разгрома германской коммунистической партии в 1933 году. О причастности Бреггера к сталинским агентам у Фрейзера не было почти никакой подтвержденной информации, однако новый след позволил взяться за поиски именно в этом направлении. 
  Во всех исторических книгах, посвященных этому вопросу, записано, что после прихода к власти Гитлер аннулировал с Советами все военные договоры и ликвидировал германские военные объекты на территории СССР. Правда, и Сталин также уже не нуждался в немецких технологиях - к 1933 году его страну официально признали США и другие капиталистические государства, военными секретами которых сталинские "специалисты" могли воспользоваться с большей эффективностью. Сталин без всякого сожаления выпроваживает немцев домой, но вот чудо - обратно в Германию попали далеко не все изгнанники! 
  Например, лейтенант Генрих Верулен, начальник 2-го отделения Липецкой эскадрильи летом 33-го вместо Берлина очутился в Москве на должности начальника аналогичного отдела столичного ОГПУ. Пилот Вилли Генц, якобы "сгоревший" в разбившемся во время испытательного полета самолете, через год, как установил Фрейзер, совершенно открыто объявился в одном из подразделений конструкторского бюро Поликарпова, где ведал разработкой правил техники пилотирования новейших истребителей И-16, поступавших на вооружение ВВС РККА. Но больше всего меня заинтересовал некий Карл Оппельбаум, прибывший в 1930 году в Липецк из Германии вместе с новым командиром школы Мако Мором в качестве заведующего фотолабораторией, но постоянно отиравшийся в технической группе эскадрильи. 
  Как выяснил Фрейзер, Оппельбаум состоял в компартии Германии с 1918 года. В первую мировую он служил унтер-офицером на линейном крейсере "Зейдлиц", который чудом не пошел на дно в Северном море во время знаменитого Ютландского сражения, и брошенный на произвол судьбы собственной эскадрой, еле доп
Категория: Непознанное | Просмотров: 2746 | Добавил: grundik | Рейтинг: 1.0/5 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Календарь новостей
«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Друзья сайта
реклама в интернет, быстрая раскрутка сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018